Icon

Публикации

9 Декабря 2015

Первые предприниматели Речицы. Судьба династии.

        "Дняпровец" от 06.12.2012г.

      Как известно речичанам, в этом году одно из крупнейших предприятий города – Речицкий метизный завод – отметило свое 100-летие. Важным пунктом юбилейной программы стало открытие памятной доски основателям завода – братьям Владимиру и Борису Рикк, что является актом восстановления справедливости в отношении людей, в свое время так много сделавших для завода, города и района в целом. В момент подготовки к юбилею завода удалось восстановить многие сведения о братьях Рикк, очерк их деятельности вошел в подготовленную книгу «Мой завод – моя гордость». Однако это было только начало поиска, а в биографиях братьев оставалось (и остается) много белых страниц. Тем не менее, юбилей завода и выход книги потянули за собою новые находки. Прежде всего откликнулись живущие в Москве потомки Владимира и Бориса Афанасьевичей, для которых жизни их предков в речицкий период многие годы оставались неизвестными. Кроме того, в гомельских архивах были открыты новые документы, которые позволяют с большей полнотой осветить судьбу старшего из братьев – Владимира Афанасьевича Рикка.

     Основатель династии Рикк Афанасий Федорович был выходцем из мещан знаменитого своей летописью XVII века местечка Баркулабово Быховского уезда Могилевской губернии. Он смог сделать весьма успешную карьеру на военной и государственной службе. За участие в описанной Львом Толстым обороне Севастополя во время Крымской войны, а также за поддержку царской политики во время восстания К. Калиновского в Беларуси Афанасий Рикк был отмечен боевыми орденами, дослужился до чина статского советника, что сопровождалось получением потомственного дворянства и солидного состояния.

     К концу ХIХ века Афанасий Рикк имел обширные поместья на Киевщине и Черниговщине, завел здесь несколько винокуренных заводов. Разбогатев, выкупил в собственность родное Баркулабово, а также богатое имение Солтаново в Речицком уезде и земли в Речице. Афанасий Федорович оценил сырьевые и транспортные возможности белорусского Полесья: с 1891 г. он перебирается с семьей в Речицу. В уездном центре были построены лесопильный, винокуренный и ректификационный заводы, в Солтаново появилась мукомольная мельница, также винокуренный и спиртоочистительный заводы, в Малодуше – еще один винокуренный завод.

     Дело отца весьма успешно продолжили сыновья. Старший, Владимир, родился в 1869 г., когда его отец служил в украинском Николаеве, но учиться начал уже в Могилевской гимназии, после которой поступил в одно из самых престижных высших учебных заведений России – Петровскую сельскохозяйственную академию в Москве. Окончив ее в 1893 г. и послужив некоторое время на гражданской службе, в чине коллежского асессора он возвратился на родину, чтобы применить знания по агрономии и лесоводству в родовых владениях.

     Младший (разница в пять лет) Борис пошел по технической части. Начав учиться в Могилевском реальном училище, он закончил среднее образование в Новозыбкове, а затем поступил в Рижский политехнический институт. После окончания ВУЗа в 1899 г. Борис Афанасьевич, по примеру Владимира, возвращается к отцовскому хозяйству. В Речице братья обзавелись семьями, женившись на местных красавицах, родных сестрах Власенко – Наталии и Марии. В семье у Владимира вскоре появилось шестеро детей, а у Бориса – семеро.

     В 1911 году вся собственность Афанасия Федоровича Рикка перешла к его сыновьям на правах совместного владения. Общей собственностью стало и их главное детище – основанный в 1912 году гвоздильно-проволочный завод. Но братья разделили сферы внимания: Борис сосредоточился на управлении речицкими предприятиями, а Владимир – на солтановских.

     К 1917 году недвижимое имущество владельцев оценивалось в огромную по тем временам сумму – 120 тысяч рублей. Братья числились в списке 50 наиболее успешных и состоятельных людей Северо-Западного края наряду с гродненским «табачным королем» И. Шерешевским, пинскими промышленными магнатами Лурье, минско-гомельскими Леккертами.

     Предпринимательство Рикки не менее успешно сочетали с общественной деятельностью и меценатством. Борис Афанасьевич входил в Минское губернское попечительство детских приютов, которое контролировало содержание сирот всей Минской губернии. В годы Первой мировой войны он вошел в состав земской управы, активно работал в речицком отделении «Татьянинского комитета» для помощи потерпевшим от войны.

    Владимир Афанасьевич был почетным мировым судьей в Речице, членом уездного по промысловому налогу присутствия, почетным смотрителем местной ремесленной школы. В 1907 году он стал депутатом уездного дворянского собрания, а также членом губернского комитета по делам земского хозяйства, избирался гласным Речицкой земской думы от ее первого созыва в 1913 году и до последнего в 1917-м. Используя свое влияние, Рикки довольно активно защищали интересы Речицкого уезда. Так, в 1908 году при обсуждении вопроса о строительстве железнодорожной ветки от Жлобина до Киева Владимир Рикк решительно выступил за то, чтобы эта магистраль была проведена не через Мозырь, а через Речицу. В речицкой думе он призывал считаться с интересами населения и не экономить на уездной медицине, был одним из инициаторов введения в уезде всеобщего начального образования и вошел в школьно-строительную комиссию для его реализации, в том числе путем привлечения средств имущих граждан.

     С утверждением советской власти братья Рикк не покинули родину, как сделали это многие их коллеги и соотечественники. Трудно судить о мотивах такого поступка, но хочется думать, что одним из них была преданность родному краю и предпочтение его интересов собственным (обращает на себя внимание, что в 1924 г., когда Речица находилась в составе РСФСР и население массово записывало себя в русские, В. Рикк в анкетной графе «национальность» написал «белорус»). Возможно, демократические взгляды внушили братьям веру в революцию как общенародное благо.

     Братья достаточно спокойно восприняли национализацию в 1919 году их собственности. Борис Рикк согласился на должность технорука на бывшем собственном заводе, где продолжал фактически организовывать весь технико-технологический процесс при уже назначенном «пролетарском» директоре. В 1920 году, во время советско-польской войны, Борис Афанасьевич спас завод от вывоза его в Польшу. Город не обошелся без его технических знаний и опыта при строительстве и монтаже электростанции.

     Что касается Владимира Рикка, то и он не стал противиться разделу его земли между солтановскими и малодушскими крестьянами. События советско-польской войны застали его с семьей в Киеве, а после освобождения Речицы он вернулся в родной город и предложил свои знания «ученого агронома» речицкому лесничеству. К этому моменту относятся несколько сохранившихся архивных документов, которые проливают свет не только на факты биографии и деятельности братьев, но и в целом на проблему так называемой «классовой борьбы крестьян с их эксплуататорами-помещиками», которой оправдывалось уничтожение целого общественного слоя, к которому принадлежали и Рикки.

     По возвращении в Речицкий уезд В.А. Рикк обнаружил, что в его имении уже организовано «Советское хозяйство «Солтаново» и жить в нем без разрешения он не может. Владимир Афанасьевич был вынужден обратиться с прошением в «рабочий комитет» совхоза. Решение принималось неделю. Сначала оно обсуждалось на общем сходе солтановских крестьян, который вынес приговор, единодушно подписанный 80 домохозяевами, а затем на собрании рабочих совхоза.

Тексты документов, которые приводим ниже, не требуют комментария:

«ПРИГОВОР
Мы, ниже подписавшиеся граждане дер. Солтаново Речицкого уезда Гомельской губ., заслушав на Собрании 25 июня сего 1920 г. ходатайство бывшего владельца имения Солтаново гражданина Владимира Афанасьевича Рикка о выдаче приговора об оценке его деятельности за время владения и управления имением, постановили выдать таковой в том: 1) что за время 30-летнего владения и управления имением Рикк не только всегда был добрым соседом, но и незаменимым нашим защитником и советником, никому не отказывая в совете и помощи, которую широко проявлял, как служивший в бывших крестьянских и судебных учреждениях; 2) что он не вел грабительского хозяйства с целью чужим потом набить свои карманы, а все доходы с имения вкладывал в постройку и улучшение промышленных предприятий, в значительной степени оживлявших местность; 3) что он выстроил для нас школу, никогда никого не притеснял, а, напротив, делал всякие льготы и улаживал все миролюбиво; 4) что в 1918 г., когда выяснилось, что земля, государственное достояние, должна перейти трудовому классу, он без наших побуждений добровольно выехал из имения, оставив все на месте; 5) что со времени выезда из имения по сей день он не только не сделал нам никаких притеснений и не возбудил требований о возмещении убытков за лес, покосы и посевы, что делали другие за время гетманщины и особенно во время польского набега… В виду вышеизложенного считаем себя обязанными выдать Рикку настоящий приговор, свидетельствующий о совместной его с нами 30-летней жизни и его к нам отношении.

Рабочий комитет
Советского хозяйства
Солтаново Речицкого уезда
Гомельской губ.
2 июля 1920

Бывшему владельцу
имения Солтаново
Владимиру Афанасьевичу Рикку

Ваше обращение в Рабочий комитет о непрепятствии Вашей семье проживать в совхозе до приискания Вами службы – сегодня обсуждалось на общем собрании, где и выяснилось, что все рабочие, из которых некоторые работали с Вами по 20 лет, не только ничего не имеют против проживания Вашей семьи в Совхозе, но и считают себя обязанными всеми силами облегчить ея существования в память добрых и справедливых Ваших к ним отношений в период продолжительного совместного труда по улучшению Солтанова и по созданию в нем заводов, кормивших стольких людей и в такой степени ожививших местность.

Председатель Рабочего комитета Травниченко
Член Рабочего Комитета Д. Фейгин».

     Кроме крестьян высокую оценку качеств Владимира Афанасьевича дал сам Речицкий исполком, нанимая его на работу в речицкое лесничество. Было отмечено, что, «будучи лесовладельцем, он вел лесное дело в своих владениях весьма рационально и… с окружающим населением находился в самых лучших благожелательных отношениях».

     Однако благожелательное отношение советских властей к самим Риккам оставалось недолгим. В ночь с 15 на 16 октября 1921 г. был неожиданно арестован и отправлен в Гомельскую тюрьму Владимир Афанасьевич. Через три недели, встревоженный отсутствием каких-либо сведений о нем, гомельский «Гублес», запрашивал «Речицкое политбюро» о его судьбе. Вскоре, правда, арестованный вернулся к работе.

     Но советская система все жестче демонстрировала неприятие «классово-чуждых элементов». В 1924 году братья Рикк попали в черные списки лишенных избирательных прав, после чего оба были уволены с занимаемых должностей. На руках Владимира Афанасьевича было на этот момент 5 детей от 5 до 18 лет, жена и престарелая теща, а вся его собственность состояла из 5 десятин земли и одной лошади. Жила семья в этот момент на наемной квартире. На руках Бориса Афанасьевича также были жена и семеро детей.

     Попадание в «лишенцы» оказалось только началом испытаний. Семья Владимира вскоре пережила смерть семилетнего Николая. Предчувствуя худшее, в 1926 году Владимир Афанасьевич с семьей перебирается в Москву, где сохранялись связи еще со времен учебы в Петровской академии и службы. Бориса Афанасьевича спасла редкая для Речицы квалификация инженера: он еще 10 лет проработал главным инженером на спичечной фабрике «Днепр».

     Переезд не спас семью В. Рикка. Сам он не смог найти работы в столице и устроился только в г. Ефремове Тульской области, хотя семья жила в Москве. Вскоре как дети заводовладельца были отчислены из ленинградских вузов сыновья Владимира Афанасьевича. Они приехали к отцу в Москву, но вскоре их ждало горе: получив травму ноги, в 1932 году Владимир Рикк умер от заражения крови. Не имея возможности учиться в вузах и боясь вновь оказаться «лишенцами», дети сочли за лучшее разъехаться по разным частям огромного СССР.

     Еще более страшный конец настиг вскоре Бориса Афанасьевича: в ноябре 1933 года вместе с группой заводских специалистов и рабочих он был арестован по обвинению «в принадлежности к контрреволюционной организации и проведении вредительской и диверсионной работы в спичечной промышленности СССР». Постановлением Коллегии ОГПУ Борис Рикк был приговорен к высшей мере наказания и 22 мая 1934 года расстрелян. Семья, которая осталась без средств существования и жилья, получила известие о его высылке на Беломорканал и еще долго надеялась на возвращение. Вдова Бориса Афанасьевича, Мария Матвеевна, пережила в Речице фашистскую оккупацию. Полное оправдание Б.А. Рикка последовало уже в первую волну реабилитаций – в октябре 1956 года.

     Несмотря на все испытанные несчастья, дети Владимира и Бориса Рикк не озлобились на страну и власть, не утратили патриотизма, который привили им отцы. С началом Великой Отечественной войны четверо сыновей Бориса Афанасьевича ушли на фронт, причем младшие досрочно и добровольно. Средний из них, Дмитрий, погиб в боях. Воевал также младший сын Владимира Афанасьевича Алексей Рикк.

     В послевоенные годы две семьи Рикк, уже без их глав, на некоторое время объединились в московской квартире. И до, и после войны они старались не возвращаться в памяти к тому времени, когда они были все вместе счастливы на родине – в Речице.

Валентина ЛЕБЕДЕВА,
преподаватель ГГУ им. Ф. Скорины;
Оксана ШАНДРАК,
заведующий музеем «Гвоздь» Речицкого метизного завода